gay
 


  Российский литературный портал геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов
ЗНАКОМСТВА BBS ОБЩЕСТВО ЛЮДИ ЛИТЕРАТУРА ИСКУССТВО НАУКА СТИЛЬ ЖИЗНИ ГЕЙ-ГИД МАГАЗИН РЕКЛАМА
GAY.RU
  ПРОЕКТ ЖУРНАЛА "КВИР" · 18+ ПОИСК: 

Авторы

  · Поиск по авторам

  · Античные
  · Современники
  · Зарубежные
  · Российские


Книги

  · Поиск по названиям

  · Альбомы
  · Биографии
  · Детективы
  · Эротика
  · Фантастика
  · Стиль/мода
  · Художественные
  · Здоровье
  · Журналы
  · Поэзия
  · Научно-популярные


Публикации

  · Статьи
  · Биографии
  · Фрагменты книг
  · Интервью
  · Новости
  · Стихи
  · Рецензии
  · Проза


Сайты-спутники

  · Квир
  · Xgay.Ru
  · Юркун



МАГАЗИН




РЕКЛАМА







В начало > Публикации > Фрагменты книг


Луиза Уэлш
Червь в бутоне
(фрагмент книги: "Студия пыток")

Сморщенный и темный, словно
вянущий подснежник,
Кротко притаился он среди
густой травы,
И роса любви стекает вниз
по склонам нежным
Белых ягодиц, чтобы тебя
собой укрыть.


Рембо и Верлен.
Сонет заднему проходу
 


Обложка первого издания романа The Cutting Room

Идти домой было рано. Сам не зная зачем, я направился к Ашеру, но, оказавшись там, понял, что сделал ошибку. В этом сборище хорошо одетых мужчин глаз положить было не на кого. Они все слишком чисты и доброжелательны.

Я взял себе выпить и сел в угол у окна. С третьего этажа в доме напротив высунулся парень, потянулся, одним движением снял белую футболку и швырнул ее назад, в темноту комнаты. Его тело серебрилось в черном квадрате окна. Он протянул руку, наполовину опустил жалюзи, скрыв лицо и оставив на виду только тело.

Я еще немного посидел, потягивая пиво, понаблюдал за мужчинами в баре, потом опять выглянул. Сейчас парень сидел на стуле, локоть на подоконнике. Он перебирал пальцами в такт не слышной мне мелодии. По кирпичной стене к нему медленно подбирались тени. Когда тень накрыла его полностью, я вышел из бара, пересек улицу и в подъезде нажал кнопку квартиры на третьем. Услышав ответный писк домофона, открыл дверь и поднялся по лестнице.

Дверь была не заперта. Я распахнул ее и оказался в узком темном коридоре. Квартира показалась мне запущенной. Кое-где отклеившиеся обои свисали со стен длинными языками, на их месте виднелся засохший клей. Дощатый пол ничем не покрыт. Я пошел к свету в конце коридора, готовый к чему угодно - даже убежать, если придется. На миг замер и прислушался, но, ничего не услышав, вошел в гостиную.

Свет лился из двух больших окон, выходящих на хорошо освещенную улицу. Из мебели был только деревянный стол и два стула с высокими спинками. Парень все так же сидел у окна. Он повернулся ко мне: взъерошенные волосы, мечтательное лицо и полуопущенные веки; так выглядят курильщики в опиумном трансе. Лет двадцати, немного худощавее меня и в хорошей форме, но в кулачном бою он бы мне проиграл. Он лениво улыбнулся, встал и подошел ко мне.

Приблизившись так, что наши дыхания смешались, он нерешительно замер, и я почувствовал тепло, исходящее от него, и учащенный стук его сердца. Кровь быстрее понеслась по моим венам, дыхание участилось, яйца напряглись. Я дразнил его, не двигаясь, вынуждая начать первым. Он поднял на меня голубые глаза и запустил теплую руку мне под куртку, стал гладить меня, расстегивать рубашку, трогать языком волосатую, соленую от пота грудь, теребить соски. Я осторожно положил руку ему на плечо, потом медленно и крепко ухватил за волосы на затылке и откинул его голову назад. Он испугался такой перемене в поведении, и его страх еще сильнее возбудил меня, я вздрогнул, мой член встал. Я сильнее потянул его за волосы, так, чтобы он смотрел мне в глаза, и поцеловал в губы. Мы встретились языками, его нежная молодая кожа терлась об мою щетину. Я отпустил его затылок и погладил его по безволосой груди, чувствуя, как он расслабляется, ощупал его ребра, твердые соски, поласкал указательным пальцем пупок, спустился ниже, к верхней пуговице. Его твердый член выпирал из джинсов. Я потер его через ткань, и парень прошептал:

- Я хочу, чтобы ты меня выеб. - Американский акцент. Я отпустил его, и он повел меня в другую комнату, такую же пустую, только на полу, в центре, лежал матрас, слегка приподнятый на деревянных нарах.

- Любишь молодых мальчиков? - Он протянулся к своему паху и возбужденно погладил свой член под джинсами. Мне не хотелось, чтобы он говорил.

- Похоже на то. - Я превратился в мачо. - Раздевайся.

Он расстегнул и стянул джинсы, со вставшим членом его трусы походили на туристическую палатку, их он тоже снял, и его член поднялся почти до пупка. Я тоже стал раздеваться, аккуратно складывая вещи одну за другой. Он смотрел на меня с кровати, поигрывая со своим членом, дразня меня:

- Ты не торопишься?

- Кое-что лучше делать медленно.

Я чувствовал себя властелином мира, а член мой готов был взорваться при первом его прикосновении. Я лег рядом, еще разок погладил его по животу, взял в руку его член, твердый, средней толщины, и стал дрочить: вверх-вниз, пока он не попросил меня:

- Стой, стой, а то я сейчас кончу.

- Ты и так кончишь.

- У меня с этим проблем нет, мой господин. - Он засмеялся, перевернулся на живот, подобрался к моему паху и взял в рот мой член. Я позволил ему это, и он заработал языком, особенно усердствуя с головкой, потом засосал в рот каждое мое яйцо, лаская меня языком, пока я не отпихнул его, не в силах больше сдерживаться. Парень посмотрел на меня расширенными зрачками, его губы блестели, голос стал мягким, но требовательным: - Давай, еби меня.

Такое не нужно повторять три раза. - Смазка есть?

Он залез под подушку, достал вазелин и пару презервативов.

- Я люблю, когда все под рукой. Парень зубами вонзился в фольгу - его нетерпение меня еще больше подстегивало, - потом положил развернутый презерватив в рот, склонился ко мне и ртом развернул резинку, пригладив языком для надежности. Повертелся на животе, подложил под себя пару подушек, чтобы стало удобнее. У него были упругие ягодицы - скорее квадратные, чем круглые, и почти безволосые, за исключением редких светлых завитков в распадке. Я смазал его, сначала сверху, потом внутри, нежно потер чувствительный ореол вокруг сфинктера и уловив, как он постанывает:

- ...ты даже не представляешь, как мне этого не хватает... - я коленом раздвинул ему ноги и принялся за дело.

Во время анального секса главное - чтобы партнер расслабился. Сопротивление может привести к трещине сфинктера и, в результате, к инфекции. Еще может ослабнуть мышечное напряжение, и тогда появится протечка заднего прохода, что очень неприятно. Другое неприятное побочное действие - разрыв презерватива, а значит - угроза ВИЧ или других невеселых инфекций. А еще тебе могут дать по морде, если ненароком причинишь боль. Но когда я не думаю обо всем этом, то с большим кайфом доставляю моим партнерам удовольствие. Это и меня самого очень подстегивает.

Я слегка помассировал его и сначала ввел палец, чтобы он открылся. В ответ он пододвинулся ближе и сказал:

- Ну давай же, давай...

Я смазал головку вазелином и с силой вошел в него, не обращая внимания на то, что он вскрикнул. Я обнял его за грудь, прижал к себе, двигаясь медленно и ритмично, стараясь справиться с его напряжением, постепенно входя глубже, и он тихо застонал:

-Да, вот так, еще...

Я положил ему палец в рот, чтобы он закусил его и замолчал. Теперь я мог полностью отдаться картинкам, мелькавшим в голове.

Вспоминались случайные знакомства - те, что заканчивались сексом. Я представлял себя героем фильма, который когда-то видел... про изнасилование парня... я прижимал его к стене... заставлял лизать большой член, побывавший в его заднице... я в туннеле под городом... воняет дерьмом... вокруг шуршат крысы... трахаю какого-то незнакомца у кирпичной стены... слышатся шаги... Мой оргазм приближался, яйца бьются о его ягодицы... кроваво-красное видение... вот она... рана, красная и глубокая, через все горло... темный подвал... картина встала перед глазами так живо, словно я смотрел на фотографию... девушка, использованная и связанная, лежит на грубых нарах. Я кончил, рывками, ухватившись за его ягодицы и содрогаясь в конвульсиях.

- Ты расплющил меня. - Я не мог понять, что он говорит, его слова были просто шумом, проникающим в мои мысли. - Эй, дядя, уже можно выходить.

Я откатился и потянул за презерватив. Щелкнув, он слез, мой член выскользнул - усталый, вялый. Мыс тобой друг друга стоим, старина, подумал я. На животе моего партнера был блестящий след спермы - он кончил, пока я трахал его. Слава богу! Ко мне подбиралась депрессия, похожая на отходняк у курильщика опиума. Горький возврат к повседневной жизни, вуаль спадает, является мерзость. Слушать ласковые речи не хотелось. Я вытерся простыней и стал одеваться.

- Это было круто. Классная у тебя куртка. Видно он тоже обрадовался, сообразив, что я ухожу, и я впервые улыбнулся ему:

- Всегда к твоим услугам, сынок.

Я выбрался из квартиры и побрел домой.

Солнце и птицы разбудили меня в четыре утра. Солнце лезло в глаза, а пение птиц совсем не вязалось с моим похмельем. Хотелось снова уснуть. Пришла идея: не купить ли винтовку? Без шуток, обыкновенную, длинноствольную винтовку - подстрелить несколько птиц. Я полежал на матрасе, созерцая замысловатые пейзажи из трещин и пятен на желтом потолке, затем подложил под спину две подушки и скрутил папиросу. Затянулся и удерживал в легких дым, пока они не скрипнули, потом медленно выдохнул. Тонкий узор из дыма поднялся к потолку. В треснутом оконном стекле, как в призме, преломлялся свет. Красные, желтые, темно-синие и зеленые лучи растянулись по комнате. Я смотрел на все это спокойно, время от времени затягиваясь сигаретой. Тело казалось мне жилищем мертвеца. Я мог думать и курить, но ничего не чувствовал. Внутри было пусто. Под кожей - скелет, кровь и плоть. В теле присутствуют все необходимые внутренние органы, но души нет. Мне хотелось прижать к руке зажженную сигарету, чтобы болью прижечь отчаяние.

Я поднял с пола дешевую книгу и попробовал читать. Какие-то приключения в пустыне - и тут до меня вдруг донесся слабый речной ветерок. Запах книжного магазина Джона и Стини. Я кашлянул и перевернул отсыревшую страницу. Вспомнилась девушка с перерезанным горлом, ее глаза перед камерой. Стини что-то знал. Как ошпаренный, выскочил вчера из бара. Вчера я решил бросить расследование. Но сегодня мне кажется, что нужно продолжать - у меня нет выбора.

Свет прыгал по желтоватым стенам. Птицы умолкли, я откинулся назад и закрыл глаза.

© ЭКСМО, 2003.



Copyright © Эд Мишин
Главный редактор: Владимир Кирсанов

Рейтинг@Mail.ru

Принимаем книги на рецензии от авторов и издателей по адресу редакции. Присылайте свои материалы - очерки, рецензии и новости литературной жизни - на e-mail. Адрес обычной почты: 109457, Москва, а/я 1. Тел.: (495) 783-0099