gay
 


  Российский литературный портал геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов
ЗНАКОМСТВА BBS ОБЩЕСТВО ЛЮДИ ЛИТЕРАТУРА ИСКУССТВО НАУКА СТИЛЬ ЖИЗНИ ГЕЙ-ГИД МАГАЗИН РЕКЛАМА
GAY.RU
  ПРОЕКТ ЖУРНАЛА "КВИР" · 18+ ПОИСК: 

Авторы

  · Поиск по авторам

  · Античные
  · Современники
  · Зарубежные
  · Российские


Книги

  · Поиск по названиям

  · Альбомы
  · Биографии
  · Детективы
  · Эротика
  · Фантастика
  · Стиль/мода
  · Художественные
  · Здоровье
  · Журналы
  · Поэзия
  · Научно-популярные


Публикации

  · Статьи
  · Биографии
  · Фрагменты книг
  · Интервью
  · Новости
  · Стихи
  · Рецензии
  · Проза


Сайты-спутники

  · Квир
  · Xgay.Ru
  · Юркун



МАГАЗИН




РЕКЛАМА







В начало > Публикации > Фрагменты книг


Бернар Монторгейль
Дрессаж
(фрагмент книги: "Орден святой Бригитты. Дрессировка (Дрессаж)")


Рисунок Бернара Монторгейля

Подойдя к табурету, на который опиралась нога Учителя, раб, стараясь разнообразить свое дефиле, ухитрился изобразить несколько пластических поз: он то поворачивал, то вытягивал ногу, то спускал чулок, то выставлял перед с торчащей палкой, то ягодицы, скрывавшие задний проход. Сам ли он придумал сконцентрировать внимание на этой части тела? Или это получалось из-за специфических движений его зада? Но внезапно он очнулся от охватившего его эротического возбуждения. Странная вещь, он теперь ощущал его не как некое мучительное раздражение, но как присутствие внутри себя чего-то огромного, хотя и непонятного, и это ощущение вызвало в нем отвратительное воспоминание о расширителе с фиксатором, не дававшим извлечь инструмент, которым пару раз на первых уроках пользовался Учитель, в то время как раба порола хлыстом горничная. Какие муки он тогда претерпел! Это воспоминание понемногу всплыло в нем в таких подробностях, что он застыл прямо посреди танца, словно ожидая первого удара. Но хлестнули его короткие слова приказа:

- Ты задумался или как? Не хочешь ли получше изогнуть поясницу? Раздвинь-ка свое отверстие...

Ученик бросился исполнять предписанные движения и, после нескольких попыток, подобрал ритм. Почти сразу же его палка вновь затвердела так, что это уже невозможно было скрывать. Это нервировало и причиняло страдания, и он не мог сдерживать стоны.

- Отлично! - сказал Учитель. - Ты восхитительно непристоен. И мне кажется, ты сам от этого возбуждаешься, разврат ник. Уверен, ты. посматриваешь на себя в зеркало!

- Совсем чуть-чуть, Учитель. Но я не нарочно. Это так неприлично!

- Да уж! Тем более что ты чувствуешь, как я стою позади тебя, полностью одетый, строгий и даже суровый, не так ли? И этот контраст добавляет эмоций твоему маленькому стриптизу.

- О, как мне стыдно! И моя палка стала такой твердой... Учитель, пожалуйста...

- Придется потерпеть, малыш. Только что, читая историю бедняги Жерара, ты находил пытку желанием восхитительной.

Ну, а теперь твоя очередь. Именно поэтому я опорожнил тебя перед тем, как ввести мазь: итак, ты возбужден, но боишься спускать в одиночку. Чувствуешь, как это поучительно? А кроме того,

не ты ли сам наблюдаешь за собой в зеркале? Включи свое воображение, представь, что на тебя смотрит очаровательная женщина. Представь Жерара за пюпитром, с этой его смешной каплей на конце на том рисунке, который ты так любишь! А еще лучше тот, другой, ты знаешь, где изображен респектабельный господин твоего возраста, несомненно, деловой человек, с кольцом в носу, на поводке у прекрасной, закутанной в меха повелительницы, почти задушившей его. Господин возбудился даже еще сильнее, чем ты. Или офицера, привязанного к скамейке с гвоздями... А что это ты перестал вертеть ягодицами? Я не говорил, что можно остановиться! Мне нравится смотреть, как они реагируют, когда я говорю о них!

-Простите, Учитель!

- Кстати, о деловых людях. Скажи мне, когда ты сидишь у себя в конторе и к тебе заходит какой-нибудь важный господин или ты когда беседуешь с каким-то посетителем или служащим, не случается ли тебе оказаться внезапно застигнутым воспоминанием... например, о том... чем ты занимаешься в данный момент... и подумать: "Если бы он об этом узнал..." Это приходило тебе в голову, не правда ли? Это должно придавать некоторую остроту твоим деловым встречам! Что я вижу! Твои ягодицы вновь без движения! Если их заворожил мой рассказ, я сейчас разбужу их, вот увидишь!

- Это было не нарочно, это...

- Нарочно или нет, подай-ка мне хлыст. Сейчас мы поиграем в другую игру. Помнишь, как я учил тебя подходить под инструмент?

Учитель уже взял в руку ужасный маленький черный хлыст и теперь размахивал им над воображаемым задом вверх-вниз так быстро, что раздавался свист.

- Слышишь, как свистит? Ну-ка, иди сюда. И помедленнее!

Раб принялся потихоньку придвигаться. Это простое усилие показалось ему нечеловеческим. Ужасное испытание силы воли породило в нем такой страх, что ему захотелось немедленно оказаться под ударом хлыста. Но таковы были правила игры. Следовало приближаться очень медленно... Внезапно ему показалось, что он уже ощущает на своей коже легкое дуновение. Но нет. Надо было пододвинуться еще... еще немного... Теперь он был точно на месте, он больше не двигался... оставалось лишь выгнуть поясницу, чтобы округлить зад... еще... еще.... На этот раз все было точно: он чувствовал колебание воздуха... затем последовал удар в щель под правой ягодицей, моментальный ожог! Он вскрикнул и вытянулся - контакт прервался. Увы, следовало вернуться на место - таковы правила игры, и ему это известно - и вернуться немедленно, самому, не дожидаясь приказа... Он конечно же вернулся, испуганный чуть сильнее, чем прежде, поскольку уже узнал, какова сила укусов. Еще один крик! Резкое движение! И все повторяется снова. Казалось, эта игра тянулась бесконечно...

- На этот раз, - сказал Учитель, - при соприкосновении ты останешься на месте. Если дернешься без разрешения, берегись!

Увы! Как только произошло соприкосновение, несчастный смог продержаться лишь три-четыре секунды: укус был нестерпимым. Тогда Учитель встал и приказал:

- Поднять руки! Считать до девяти! На счет девять последует удар... единственный, но превосходный!

Когда хлыст опустился, ученик рухнул на колени. Ему показалось, будто к его плоти прикоснулось раскаленное железо. Не решаясь положить на больное место руки, он застонал. Но, к своему счастью, он не забыл сказать "спасибо", прежде чем последовало напоминание, способное привести к новому наказанию. Благодаря чему, распластавшись перед своим Учителем, он мог теперь некоторое время побыть в том странном состоянии умиротворения, когда, сам тому не удивляясь, испытывал к своему господину нечто напоминающее признательность. Несомненно, Учитель тоже знал об этом, поскольку довольно долго не трогал ученика, а потом вновь заговорил более нежным голосом:

- Я доволен тобой. Это было хорошо. И ты меня возбудил.

Теперь я хочу вознаградить тебя.

Учитель открыл ящик бюро, откуда извлек красную папку и небольшой предмет, который зажал в руке. Затем он вновь сел.

- Подойди! - приказал он. - И посмотри на это.

Он раскрыл красную папку и показал ученику рисунок начала века, скорее извращенный, нежели жестокий: молодого человека, привязанного к деревянной скамье, отшлепывала кожаным подобием ладони, надетым на деревянный стержень, пришедшая в гости дама, очевидно, находившая в этом наказании бесстыдное наслаждение. Другой молодой человек, стоя на коленях, лизал между ног красавицу в черном корсете.

- О Учитель... его конец.', там... поперек скамейки!

- Браво! С первого же раза ты определил, в чем заключается краеугольный камень, если можно так сказать, этой техники! Действительно, конец твердый, толстый и возбужденный, но, как ты верно подметил, подняться он не может, поскольку ему мешает скамейка. Ты прав, это сделано нарочно. А вот эта маленькая решетка поднимается и опускается, препятствуя проникновению члена в расположенное позади нее отверстие, куда тот, если понадобится, может быть помещен во время порки.

- Но это жестоко...

- Напротив! Тебе не приходит в голову, что это отверстие сделано таким образом, чтобы ученик представлял, будто погружается в женский половой орган?

- О! В то время, как его порют?

- Ну конечно! И чем больше он вертится во время порки, тем больше возбуждается, двигая пенисом в отверстии. Не правда ли, ловко придумано, поскольку одной из целей дрессировки является развитие - вплоть до одержимости - влечения к женскому половому органу? Впрочем, вскоре ты сможешь сам узнать об этом, и притом безо всякого устройства. Встань-ка, я надену на тебя чехол.

Сначала Учитель нанес на пенис ученика немного розовой мази, а затем натянул до самого основания узкий чехол, позаботившись оставить конец чехла пустым. Затем, подойдя к дивану, он сложил несколько подушек таким образом, чтобы образовалась достаточно широкая горка и бедра могли быть раздвинуты как можно лучше.

- Иди, ложись сюда... задом кверху, естественно. Хорошо - Конец засунь между подушек. Засунь поглубже, как можешь...

Нет; этого недостаточно. Разожми бедра, чтобы я мог просунуть туда руку. Так... Вот твоя птичка и в гнездышке. Теперь подвигай им немного. Чувствуешь, как хорошо?

- Ода!

- А сейчас ты увидишь, что будет, когда твой зад затанцует под розгами! Можешь при этом представлять всех тех прекрасных властительниц, которых ты так желал... рассказчицу "Сказки о правде"... мадам Альберини... профессоршу красноречия... или даже ту, которую еще не знаешь!

Произнося это, Учитель показал "Возвращение охотницы".

- О, - простонал раб, - это потрясающе!

- Ты находишь? Смотри, что здесь происходит: дама была на охоте. В ее отсутствие юный слуга украл из бельевой ее панталоны - потому что он влюблен в нее, понимаешь? А служанки устроили ему сюрприз. Они затащили его к себе в мансарду и связали там голого, в наказание. Когда дама вернулась, вечером большая Роберта сказала ей о краже. А пока она объяснилась с дамой, юный вор волновался. Он так волновался, чтопри встрече с его обожаемой охотницей с ним произошел конфуз. Какой скандал! Видишь, что происходит, когда слишком много думают о женских половых органах! Ты сам, я уверен, в этот момент...

- Нет, Учитель! Уверяю вас! Я пытался...

- Не оправдывайся. Я уже говорил тебе: я полагаю, что ты сохранил мужские желания. Время от времени нужно, чтобы я заставлял тебя работать передо мной.

- О, какой стыд!

- Вовсе нет! Единственная гордость, которую ты можешь позволить себе сохранить, - это гордость твоей принадлежностью к мужскому полу. Если бы ты был лишен полового влечения, я никогда бы не принял тебя в свои рабы. Мне не нужны "псевдоженщины". Когда я хочу женщину, я беру ее, но когда имею раба, то прекрасно помню, что на самом деле он мужчина.

И прежде всего твой черенок - за него так удобно держаться!

-О Учитель! Вы говорите такие слова...

-Ну-ка пошевеливайся! Или я возьму большую плетку! Так... теперь немного быстрее... Следи за ритмом розог... А, этот ритм заставляет тебя задыхаться от желания!

© ВРС, 2004



Copyright © Эд Мишин
Главный редактор: Владимир Кирсанов

Рейтинг@Mail.ru

Принимаем книги на рецензии от авторов и издателей по адресу редакции. Присылайте свои материалы - очерки, рецензии и новости литературной жизни - на e-mail. Адрес обычной почты: 109457, Москва, а/я 1. Тел.: (495) 783-0099